Как читается Достоевский в 21 веке. Путилина Оля, 10 класс

Вы мне скажете: «Преступление и наказание» — роман про убийство Раскольникова и про его мучения (а значит, наказание), а я вам отвечу: нет-нет-нет. Преступление и наказание – история о переступлении через Божью волю, и даже не столько в самом убийстве, сколько в мысли о нем. Это роман о гордости, грехе и агонии. Раскольников – больной безумец, но он вовсе не умалишенный человек.

С первых страниц романа Раскольников в бреду. Он идет по невыносимо жаркому, смрадному Петербургу, в изношенной одежде и в неясных мыслях. Он уже немного не в себе, немного шатается, немного одержим, немного странен, но он еще не совершил никакого юридического преступления. Он не убил и не ограбил старуху, не пролил кровь невинной Лизаветы. Еще. Но ведь он уже страдает, уже в жару и смуте. Наказание до преступления – бывает ли такое? Бывает, но не в этом случае.

Отойдя от самого Раскольникова, подберемся ближе к его теории. «Большие» люди руководят «Мелкими», заурядными, обычными. Сильные мира сего бросают жизни слабых на амбразуры, двигают ими, как пешками ради какого-то ощутимого, но в долгой перспективе, блага. Эта несправедливая суть жизни реальна всегда. Львы едят зебр, аллигаторы подкрадываются к антилопам на водопое и хватают их. Люди охотятся на оленей и куропаток, разводят кур, чтобы кормить собак, растят свиней, чтобы потом их съесть самим. Это порядок и строй в самом своем неприглядном, но максимально честном обличье. Чем лев отличается от зебры, а аллигатор от антилопы? Ничем, все они животные, все они созданы Богом, все они имеют право на то, чтобы жить. Однако по какой-то причине лев может съесть зебру, аллигатор – антилопу, но зебра и антилопа не имеют ни малейшей возможности перекусить глотку льву. Так заведено, так устроено, так было и так есть. Когда маленький мальчик спрашивает у мамы: «Мама, почему лев съел зебру, ей же больно?»,-  родительница, как правило, отвечает: «Ну, льву же тоже нужно питаться. Бог позволил льву иногда есть зебр». Нам очень жалко жертву, но мы понимаем и хищника. С грехопадением Адама и Евы смерть стала близкой и возможной. Зло крепко осело не только в душах людей, оно отразилось и на жизни всего мира, в самом большом понимании этого слова. Теперь трава желтеет, сирень отцветает, листья падают. Теперь лисы едят зайцев, а волки – оленей. Затем Каин убил Авеля. Именно с того момента начали погибать невинные люди: с душой, с мыслями, переживаниями и чувствами. Один мир оборвался по воле другого. Каин моментально получил страшнейшее наказание, потому что самовольно распорядился тем, что находилось во власти Бога. В чем же различие между Каином и, скажем, царем, который отправляет человеческое войско на войну? «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены», — сказано в послании апостола Павла к римлянам. Именно поэтому царь имеет право отправить войско на войну, возможно на смерть, а Каин не может иметь дерзости посягнуть на жизнь брата. Разумеется, властитель понесет на себе ношу каждой смерти, случившейся в результате его решения, его крест станет еще тяжелее, и ноша станет непосильной. Но царь имеет Божие разрешение на принятие такого решения, и этим он не переступает волю Его так грубо и дерзко, как делает это самовольный убийца.

Раскольников, выдумывая свою теорию, оказывается прав в том разделении людей, которое он обнаруживает. Он заблуждается в том, что считает, что человек может самовольно переступить эту черту власти, самовольно втащить себя «наверх», совершив убийство как акт доминирования и превосходства. Приходит он к такому выводу «от большого ума» и, как следствие, от гордости, владеющей им безапелляционно.  Своим заблуждением Раскольников наносит оскорбление Богу. Именно поэтому он страдает с самого начала романа. Убийство ничего не поменяло, но только усилило страдание, наказание и поставило печать греха на сердце и на лбу Раскольникова.

Достоевский бы не был сам собой, если бы не объединил одной нитью всех героев. Здесь эта нить в названии. Каждый переступает, каждый наказан. Первый – Раскольников, но он уже был упомянут. Следом Свидригайлов – игрок, шулер, педофил и сумасшедший. Он переступил закон моральный и закон юридический, перешагнул черту разума, смешал своим грехом реальность и видение, жизнь и смерть, добро и зло. Он наказан смертью от своих рук. Ему досталось самое страшное наказание, у которого нет срока давности. Затем Мармеладов, Катерина Ивановна и Пульхерия Ивановна – они переступили моральный закон и их наказание смерть. Они потеряли разум (Мармеладов – в пьянстве, дамы – в самом прямом значении этого выражения) и ушли из жизни. Дуня была готова переступить моральный закон, выйти замуж ради денег, чтобы спасти брата, но так этого и не сделала. Соня переступила этот же закон, но только формально, юридически, у нее есть наказание, но оно не несет ей смерть.

Преступление есть в каждой части романа, в каждой его букве. Там же и наказание. Достоевский говорит нам: преступление неизбежно влечет за собой наказание. Грех несет за собой страдание, безумство, агонию, боль, лихорадку. Это почти биологический закон природы. Преступление нуждается в наказании и нет тому исключений. Но наказание несет за собой искупление. Страдание – путь к спасению и постепенному избавлению от того урона, который причинил себе человек, совершив грех. Соня призывает Раскольникова к покаянию, и сама готова приносить его ежеминутно. Она понимает, что только через него возможно прощение, исцеление и возрождение. Страдание – горькое и совершенно необходимое лекарство, которое дает надежду на спасение. В эпилоге Достоевский четко прописывает: «Он даже и не знал того, что новая жизнь не даром же ему достается, что ее надо еще дорого купить, заплатить за нее великим, будущим подвигом…». Надежда на спасение есть, но его нужно выкупить страданием.

Раскольников совершил страшное: осмелился пойти против Бога, кинуть ему вызов. Он решил для себя, что имеет власть, имеет право распоряжаться жизнью, имеет полномочия решать чужую судьбу. И он не только дерзнул развивать эту теорию, но и проверил ее на практике. Преступление Раскольникова – мысль, в первую очередь, и уже потом, как ее следствие, убийство. Наказание пришло сразу же, с появлением этой мысли, своевременно и безошибочно. Все в этом мире определено Богом. Его воля на смерть, Его воля на жизнь. Ее не нарушить. Раскольников, решив, что знает лучше и имеет право на это знание, обрек себя на бесконечное страдание. История его исцеления есть, но ее Достоевский оставляет самому читателю.

«Человек он умный, но чтоб умно поступать – одного ума мало».

 

 

Размещено в Читальный зал и отмечено , .

Добавить комментарий