Евгений Тугаринов. Гром с ясного неба или поход по Онеге. Часть 4

7

Вспоминая поход, хочется написать о каждом байдарочнике. Это, например, недавние выпускники школы Тиша, Денис и Георгий. Эти трое совершенно разные: спокойный Тиша, романтичный Денис и импульсивный Георгий. На самом деле можно было бы спокойно характеристики одних присвоить и другим. Я видел Тишу импульсивным на футбольном поле, я слышал Георгия романтичным, я предполагаю соединение этих качеств в Денисе, как и во всех троих одновременно. Словом, каждого из них можно описать схожими словами, и все же они разные. И в этой своей разности они прекрасно дополняют друг друга.[1] Какие парни походники-сплавщики хорошо иллюстрирует эпизод сборки лодок.

Денис и Георгий собирались плыть одним экипажем, и из всех моделей байдарок для сборки выбрали «Неву». Кажется, в прошлом году они ее же и собирали, но поплыли почему-то на другой. Однако руки-то помнят! Любопытно, кто в ней поплывет теперь?

Тиша, плывущий отдельно от них, сразу же начал сборку своей лодки один. Он не первый раз в походе и знал все имеющиеся в школе лодки наперечет. Все собирал. Он знал, что начнет со своей, а там поможет и другим.

Прошел час. В готовом виде на земле появились несколько собранных «Варзуг» и «Викингов». Собрал свою лодку и Тиша. Хороши лодочки: красные, серые, синие. Каких только нет! Глядит на них туристический народ, не налюбуется, каждый себе лодочку присмотрел.

Но вокруг «Невы» по-прежнему ходят Денис и Георгий. Лодка наполовину готова, осталось доделать чуть-чуть, самую малость. Не то, чтобы парни не хотят или не умеют этого сделать. Нет, они как раз уже начали проявлять интерес к этому делу. Иногда даже слышатся отдельные фразы, характеризующие, типа, что процесс, короче, пошел:

А что, короче, дальше? Ты помнишь? Сходилось ведь. Все, типа, получалось, почесывая затылок, произносит Георгий – студент Сретенской семинарии.

Что-то не лезет. Ты не помнишь, как в прошлом году собирали? По-сербски это будет не разумем. Красиво, да? отвечает Денис, учившийся на филфаке ПСТГУ.

Короче, я не очень, и ты, значит, типа, тоже не разумем? Ладно, посмотрим.

Прошел еще час. Между собранными лодками ползает/ходит/летает/мечется Петрович. Он давно собрал грузовую «Таймень», красавицу «Варзугу», даже серый быстроходный «Викинг» – и тот не устоял перед ловкими руками Петровича. Но сильный и умелый, он потерял надежду, что в это сборочное дело удастся заманить младших мальчиков. Те немного повертелись среди согнувшихся над кучами деталей сборщиков, что называется, помозолили глаза, и куда-то исчезли, хотя говорили, что отойдут всего на пару минут. Да и на этом открытом берегу и исчезнуть-то трудно. Но те все-таки исчезли. Куда делись? Вот пострелята!

Несобранная «Нева» же по-прежнему грустно лежит на траве и не поддается окончательной сборке. Казалось бы, вот оно – еще мгновение, даже смешно как-то, последний штрих, а тут… Время от времени меняясь местами, заходя то слева, то справа, наклоняясь и приседая, наши студенты, почесывая вихрастые затылки, пытаются понять свою промашку в сборке. К ним подходит Петрович.

Так, парни! Вы чего тут копаетесь? За это время можно пять байдарок собрать, разобрать и снова собрать. Вы собираетесь плыть на ней?

 В том то и дело, что нет. Мы себе выбрали другую байдарку, которую уже кто-то собрал, но можем поплыть и на этой. Мы опытные, короче, мы справимся. Вы не волнуйтесь. Если что, дособерем типа в пути.

Тогда понятно, почему у вас дело не идет.

Да нет же. Мы хотим, типа, собрать ее, но как только подходим к заключительной стадии сборки, что-то каждый раз идет не так. Как говорится, короче, не разумем. Это по-сербски.

А, ну если по-сербски…

Прошел еще час. Практически все байдарки собраны и лежат кверху днищами у самой воды. А как же иначе – завтра в поход! Только фартуки от лодок пока валяются тут и там. Но это можно и завтра, в последний момент, так сказать. Но сборка «Невы» по-прежнему не завершена. Вот не повезло парням с лодкой.

Слушай, Георгий, это уже не смешно. Сейчас ужинать позовут и спать лягут, а у нас байдарка не собрана. Ведь кто-то завтра поплывет на ней. Она же не запасная. Ты не знаешь кто? Может, он сам ее и соберет, наконец? Чего мы тут стоим-то? Вон, Максима Викторовича попросим что ли? Скажем, что не разумем. Он поймет.

К ребятам, напоследок приседающим рядом с байдаркой и пытающимся что-то там как бы подправить, подтянуть и приладить, а больше погладить, как бы на прощание, подходит Максим Викторович, уже успевший собрать пару байдарок.

Так, ребятки, что тут у вас?

Понимаете, вроде все собрано, но перекос какой-то есть.

Дайте я посмотрю. Да, действительно, перекос. Сейчас поправим шпангоут. Да, … не получается. А вы разобрать и собрать заново не пробовали?

Нет, мы двигались все вперед и вперед, – ответил, улыбаясь Георгий словами из романса Рахманинова «Письмо Константину Сергеевичу Станиславскому». А Денис еще про себя подумал, откуда он знает Рахманинова? Пел, наверное.

Тут надо снова разобрать, иначе не получится, громко для  себя, почти не обращаясь к студентам, произнес Максим Викторович. – Наверное, шпангоуты перепутаны, вот кильсон и не влезает, уверенно сказал Максим Викторович вслед удаляющимся ребятам и начал быстро двигать руками, разбирая злополучную байдарку.

 А-а-а,  донеслось до Максима Викторовича. Это ему ответили улыбающиеся юноши, выходя за пределы сборочной площадки. Умеют же люди радоваться жизни! Молодцы! По-видимому, такой поворот дела их вполне устроил.

Продолжение следует!

 

[1] Не все мне известно об этих добрых молодцах. Их детские годы уже сокрыты глубокой пеленой забвения, хотя кое-что проступило и сквозь туман времени.

Тиша, ему 3 года.

– Тиша, ты лошадка?

– Нет, я бебека.

– Почему бебека?

– Лошадкой я был, пока спал, а сейчас бебека.

 

Share
Размещено в новости, Путешествия, Хоровая студия, Хоровая студия и отмечено , , , , , , .

Добавить комментарий