Евгений Тугаринов. Гром с ясного неба или поход по Онеге. Часть 2.

4

Конечно, мы не стали вручать победителю серебряный кубок или соответствующий сертификат. Это удобнее было бы сделать в Москве. Приз был, так сказать, виртуальный, символический, но его денежная составляющая была вполне реальной суммой, я бы даже сказал, очень конкретной в своем трехзначном арифметическом выражении. Федя выиграл 700 рублей. Такой суммы любому взрослому показалось бы вполне достаточно для покупки, скажем, двух-трех первоклассных блесен или воблеров, а в «Ашане» – так и целого десятка блесен попроще. Но в уме 12-летнего Феди эти деньги обрели вид совсем не рыбацкий: он почти мгновенно представил себе падающие с неба невесомые упаковки с хрустящими чипсами, а также целую батарею бутылок шипящего лимонада, и даже пару плиток молочного шоколада. Да, бывает же такое! 

Но, как оказалось, выиграть приз – это полдела. Его еще надо получить. Изрядно пожившие на свете люди могут вспомнить, сколько надо было в свое время побегать, прежде чем обыкновенный советский лотерейный билет с выигрышем, скажем, в пять рублей становился обыкновенной советской денежной ассигнацией синего оттенка. Помните? А тут приз за щуку! Сравните! Так и случилось. Не все учредители с легкостью расставались с обещанными ста рублями. Пришлось-таки Феде немного помыкаться с получением своего выигрыша. Погруженный в походные будни, он и сам порой забывал о нем и оживлялся только тогда, когда узнавал, что в ближайшей к стоянке деревне есть магазин. 

Много ли, мало времени прошло, получил Федя, наконец, свой приз, но все-таки не сполна. И что интересно, самым трудным для него оказалось выбить последний взнос с главного учредителя приза. Да, да, вы не ошиблись – с того самого, со старейшего участника похода – Евгения Святославовича. Именно с него! 

Сначала Евгений Святославович отделался обещанием отдать деньги сразу по прибытии поезда на столичный Ярославский вокзал, что должно было произойти уже в августе текущего года. В крайнем случае – отдать в первые дни работы хоровой студии, что переносило расплату на сентябрь того же года, но Федя посчитал оба варианта малореальными и финансово рискованными. Ну, сами посудите, мало ли что может случиться с Евгением Святославовичем или вообще с банковской ситуацией в стране или мире. Она ведь с незапамятных времен редко бывает стабильной и способна меняться чуть не ежедневно. А тут такие инвестиции рушатся! К тому же Федя возвращался в Москву не поездом, а на машине. А значит, и тут мог таиться какой-то подвох. На робкие просьбы Феди о незамедлительной выплате долга Евгений Святославович сначала отнекивался, и как обычно, отшучивался, – дескать, зачем Феде деньги, да еще так много, все равно тратить негде, но потом, теряя силы к сопротивлению, начал постепенно сокращать сроки выплаты. К концу похода Евгений Святославович окончательно сдался.

– Федя, – торжественно обратился он к нему однажды,  – ладно, чего уж там. Заплачу тебе сейчас. Но, понимаешь, у меня нет с собой наличных. Точнее есть, но где-то глубоко в рюкзаке. Я и сам их найти не могу, давно не видел, поэтому и в магазин не ходил. Понимаешь? Так их упрятал, что если они мне вдруг понадобятся, то мне придется немало попотеть, чтобы найти их, а может, придется их даже занимать. Я не исключаю и этой гипотетической возможности. Представляешь? К тому же я не уверен, что у меня есть ассигнация запрашиваемого тобою достоинства. Где я разменяю крупную купюру, если нет этих несчастных 100 рублей? А? Понимаешь ситуацию? Поступим так: я сейчас же займу 100 рублей у дочери и отдам тебе, не дожидаясь посадки в поезд или прибытия в Москву. 

Федя внимательно посмотрел на злостного должника. Он мало что понял из рассуждений Евгения Святославовича. Чтобы понять его, надо было прислушиваться и вникать, но он немного знал Евгения Святославовича, знал, как он умеет хитро говорить и запутанно представлять самую очевидную проблему. 

Тут надо было держать ухо востро. Жаль, конечно, что не понял сразу, но можно было бы попросить Евгения Святославовича повторить уже сказанное, как это не раз происходило на хоровых занятиях в студии, однако Федя делать этого не стал. В глазах ребенка засветилась почти угасшая надежда получить свой приз полностью. Он и так получал его частями, что, в общем, было тоже неплохо, но Федя как будто начал верить стоящему перед ним человеку, верить, что это не было очередной коварной шуткой или каким-то новым ловким ходом. Прошла секунда, другая… 

– Жаль, свидетелей нет, – подумал ребенок.

– Пройдет или не пройдет? – подумал взрослый.

Сомнения мальчика  рассеялись, когда Федя увидел, как Евгений Святославович тут же обратился к проходящей мимо и ничего дурного не подозревающей Анастасии Евгеньевне:

– Настя, тут такое дело, дай мне, пожалуйста, взаймы 100 рублей. Я их обещал Феде еще много дней назад и забывал тебя попросить. Я имел неосторожность учредить приз за первую пойманную щуку. Федя его выиграл. Я, правда, не видел, как было на самом деле, но так говорит Петрович.

Федя чуть не задохнулся от негодования. Как могли взрослые рыбаки его в чем-то подозревать? Он хотел было вновь рассказать Евгению Святославовичу, как было дело, но тоже не стал этого делать. Он увидел, что Анастасия Евгеньевна приостановилась и внимательно посмотрела в глаза отцу, возвращая себя в реальность. По всему было видно, что она очень спешила по делам и была занята собственными мыслями. Узнав отца и Федю и по опыту зная, что задавать лишние вопросы не стоило, достала из кармана деньги. Евгений Святославович их тут же взял, пересчитал и передал наблюдавшему эту сцену Феде. 

– Ну вот, видишь, все замечательно устроилось, – сказал Евгений Святославович. – Мы теперь с тобой квиты. Тебя выручила Анастасия Евгеньевна.

Федя с опаской осмотрел две потертые пятидесятирублевые купюры, еще раз поглядел в глаза Евгению Святославовичу, и огласил окрестности возгласом:

– Квиты!

Он победно вскинул вверх руки и, чрезвычайно довольный, побежал в лагерь, чтобы рассказать всем о случившемся чуде.

Кто-то вздохнет, – ну вот, и конец истории. Но нет, ошибаетесь, история на этом не закончилась. Спустя минут десять Федя вновь предстал перед Евгением Святославовичем. На нем не было лица, а в глазах то и дело вспыхивали искорки праведного гнева, смешанного с растерянностью.

– Евгений Святославович, – произнес волнующимся голосом Федя, – я только собрался сходить с девочками в магазин, как ко мне подошла Анастасия Евгеньевна и попросила вернуть ей 100 рублей. Она сказала, что это ее деньги, что она сразу не поняла сути сделки, когда вы ее остановили, и потом подумала, что вы как-то хитро взяли их у нее и, скорее всего, не отдадите. Я, конечно, вернул ей ее 100 рублей. Получается, что я остался без денег. Заплатите мне, пожалуйста, эту последнюю часть долга прямо сейчас, но только из своих собственных. Не надо ни у кого занимать. Пойдемте искать вместе. Где ваш рюкзак?

– Послушай Федя, – хладнокровно произнес Евгений Святославович, – давай  вспомним как все было. Я сегодня при свидетелях передал тебе две бумажки по пятьдесят рублей, итого 100. Передал?

– Да.

– Ты взял деньги и убежал радостный и довольный. Так?

– Так.

– Ну теперь сам посуди, надо ли мне знать, что случилось потом с твоими деньгами. Этого мне никак знать не надо. Так?

– Так.

– Я еще спросил тебя, квиты ли мы, и ты ответил, что квиты. Так?

– Так.

– А раз так, то требовать с меня новые 100 рублей ты не можешь.

Федя ничего не понял из сказанного Евгением Святославовичем, он был как во сне. Но он понял, что его хитро объегорили и на этот раз. Собрав волю в кулак, он медленно произнес:

– Евгений Святославович – вы меня обманули, вы меня ловко провели. Вы – хитрый человек.

Объявив свой нелицеприятный для Евгения Святославовича вердикт, Федя повернулся и побрел к лесу в противоположную от магазина сторону.

Да, история! Так хорошо начиналась: Онега, приз, щука, 100 рублей… 

Не буду тянуть, скажу, что отдал-таки Евгений Святославович свой долг Феде, устыдил его мальчик, усовестил. Так ему и надо. В другой раз крепко подумает, учреждать ли новый рыбий приз или повременить и все сначала взвесить…

 

Продолжение следует

    

 

Share
Размещено в новости, Путешествия, Хоровая студия и отмечено , , , .

Добавить комментарий