Евгений Тугаринов. Дневник хорового лагеря «Серая лошадь» 2022

Преамбула

За день до лагеря мы с Юлией Эдуардовной Павловой, которая весь год занималась сайтом нашей Димитриевской школы, улучшая его внешний вид, делая его все более и более содержательным, информативным, современным, решили – в лагерь все поехать не смогут, но всем может быть интересно, как он будет проходить.

— Знаете что, Юлия Эдуардовна, а что, если вести нечто вроде походного дневника? Записывать самое интересное, чтобы не столько вспомнить потом прожитое, сколько присоединить к лагерю тех, кто не поехал, но кому захочется знать о наших хоровых буднях, о наших открытиях в творчестве, в общении, в обогащении друг друга богатством собственной души, а значит богатством самой жизни. Вот так – день за днем. Ведь каждый наш новый день будет иным. Мы будем учить новые произведения, а значит открывать для себя новый художественный мир. Это должно быть очень интересно! Как вы думаете?

— Это замечательная мысль! Если бы это получилось, то наш сайт готов публиковать все материалы, которые будут появляться. Ведь лагерь – это жизнь! Здесь дети окружены новой обстановкой, здесь нет надежной мобильной связи, но здесь есть друзья, здесь взрослые и дети погружены в творчество, в природу.

— Именно! Здесь мы отдыхаем и одновременно трудимся. Хоровой лагерь для нас – это большая и важная часть школьной жизни. А «Серая лошадь» — наше любимое место.

Так мы обменялись нашими надеждами и намерениями. Но мнение одного человека, пусть даже художественного руководителя – это частное мнение, которое не охватит всей панорамы жизни, поэтому мы решили, что и я, и дети попробуем вести хоровой лагерный дневник. Об этом мне сказала и Анастасия Олеговна – наш завуч и хормейстер, мозг и сердце нашей студии:

— А вы напрасно выдумываете, Евгений Святославович. Вы не были на собрании (кстати, почему?), а на собрании мы с детьми уже договорились о ведении лагерного дневника. Даже есть ответственные.

— Кто же?

— Вы. Вы у нас член Союза писателей России, вам и карандаш в руки.

— Вы хотели сказать компьютер?

— Это не важно. Главное записывать, фиксировать. Призыв услышали все. Откликнутся не все, но ваше дело увлечь детей. Ищите таланты и вас появятся поклонники! Считайте это партийным заданием.

Вот, полагал, что придумал новое, а оказывается надо ходить на собрания, где все уже придумано до нас… Ладно, смиримся и на этот раз и помолясь примемся за дело. Дневник не терпит спешки. Ему нужна тишина, одиночество. Надо уметь погрузиться в собственные мысли, в собственное сердце, и тогда оно заговорит, откликнется… Дневнику поверяешь и внешнее и внутреннее, поэтому в нем естественно появляются герои, мысли, чувства. Захочешь кого-то спросить – запиши. Придет хорошая мысль – запиши. Дневник многое принимает. Он способен стать отражением того, что видит глаз и слышит ухо, обдумывает мозг и чувствует сердце. Есть надежда, что кому-то от этого станет теплее, а кому-то интереснее. Итак, начнем, пожалуй…

19 июня, воскресенье

Наш лагерь, как и прежде начался задолго до его начала. Начало лагеря – это составление списков, определение программы, планирование учебного года. Все это обычно происходит за несколько недель до окончания учебного года. Особенно непросто происходит выбор программы. Надо точно попасть в несколько «десяток»: интерес детей, рост хора, участие в предстоящих фестивалях и конкурсах…  А поэтому хормейстеры озабочены. Они «рыщут, ищут», где бы раздобыть красивую партитурку, что-то новенькое, свеженькое, интересненькое. Слава Богу, нам не надо выбирать место для лагеря. В «Серую лошадь» мы едем уже в четвертый раз. Мы любим это место – лошади, дома, в которых мы живем, клуб, в котором репетируем, храм, река… Нам все это знакомо и по-особому дорого.

Но вот мы собрались на вокзале «Восточный». Мы – это дети Старшего хора и их родители. За день до отъезда я начал думать, а как мы с Александром Александровичем Панасенко дотащим груз общих вещей до поезда. Но придя на вокзал и увидя нескольких пришедших пап наших девочек, успокоился. С такими родителями не пропадешь! Алексей Владимирович Демидов, Илья … Аульченко оказались очень кстати. В прошлом году эту помощь нам оказал Евгений Петрович Левицкий, который проводил нас до Нижнего, а через две недели встретил в Нижнем. Представляете! На что способен человек, который любит людей! Но теперь Евгений Петрович недавно женился и, с одной стороны, его лучше не трогать – у него медовый месяц. А с другой стороны, в нем возгорится еще большая любовь к людям, тем более с ним рядом Елизавета Сергеевна, а значит Евгений Петрович сможет нам еще больше помочь в другие моменты нашей хоровой жизни. Есть и такие тайные надежды.

 

А сейчас мы едем в поезде Москва-Нижний Новгород. Первые полчаса проходят незаметно: кто-то уже ест, кто-то уже спит. Как любит выражаться в таких случаях Юрий Александрович Резников – все как обычно! И все же главное в поездке – общение. О чем же говорят наши дети? Об экзаменах, которые позади, о лагере, который впереди, об идущем лете, о своих планах на жизнь…. У всех есть планы – поехать на дачу, пойти в поход, побольше почитать, подольше посмотреть, смастерить, поиграть, не пропустить, не забыть… Сколько интересов может быть у человека, которому 12! А которому 15? И не говорите!

 

Из подслушанного и непридуманного:

— Ты купальник взяла?

— Да, а ты?

— И я взяла.

— А какая погода будет, не знаешь?

— В прошлом году было жарко.

— Я помню. Так это в прошлом. А в этом что-то не очень.

— Ничего, как-нибудь…

 

Только что проехали Владимир. Справа промелькнул Боголюбовский монастырь, а через несколько минут слева показался храм Покрова-на-Нерли. И монастырь, и храм связаны с именем князя Андрея Боголюбского – правителя Руси  XII века, перенесшего столицу из Киева во Владимир. Кажется, как давно это было! А я вот веду отсчет своего рода с XI века. С 1094 года, когда половецкий Тугор-хан породнился с великим киевским князем Святополком. Русский князь выдал за него свою дочь. Такие браки были частым явлением и устраивались в политических целях: ради мира, ради каких-то государственных целей. Но ведь и они были живыми людьми. Они чувствовали, они мыслили, они жили! Давно это было… И Святополк рассчитывал отвести от Киева угрозу войны, но не получилось. Через год после женитьбы Тугор-хан пошел с войском на своего тестя и погиб в честном поединке с русским богатырем по имени Аликбек Ратиборович. А князь Святополк потом целых двадцать лет правил Киевом. Давно это было…

 

А поезд все мчит нас и мчит на восток. Вот город Ковров – здесь расположены военные заводы, которые еще в годы Великой отечественной войны выпускали военную технику. Они и сейчас ее выпускают. Неспокойно в мире, вот и пригождается эта техника, а мы едем в лагерь, чтобы лучше овладеть техникой хорового пения. Какие же это разные техники!

 

А вот проскочили мимо маленького местечка Вязники. Здесь родился советский поэт-песенник Алексей Фатьянов. Помните?

На солнечной поляночке,

Дугою выгнув бровь,

Играет на тальяночке

Парнишка про любовь…

Когда-то здесь проходил фатьяновский поэтический фестиваль. Есть ли он теперь?

 

Скоро Дзержинск – город, который раньше был железнодорожной станцией Растяпино. В 1930-е годы Растяпино преобразовалось в город, ставший центром химической промышленности СССР. Здесь появился первый советский полиэтилен, поролон, корунд и все то, без чего не может развиваться современная промышленность, с чем сталкивается каждый человек. Да, это все страшно вредное, иногда опасное, но так устроен мир – атом способен обогреть и дать движение, но способен уничтожить. Нефть и газ – природные ископаемые, основа всей химии и одновременно ядовитые, взрывоопасные вещества. И от человека зависит, как всем этим распорядиться – себе на пользу или окружающей среде во вред? И тут надо не только с умом, но и с сердцем. А если в сердце нет веры в Бога? Тогда плохо, тогда страшно, тогда опасно для всех людей и всего живого вокруг. Как странно устроен мир!

Удивительно, что с Дзержинском особыми узами связана моя семья. В Растяпино в 1919 г. умер мой прадед военный врач Ряжского полка Василий Иванович Тугаринов. А в самом Дзержинске родилась моя почившая супруга Галина. Меня уже много лет занимает история рода Тугариновых и тех, кто с ним пересекся. Интерес перерос в поиск, поиск принес результаты, и теперь мне известны те имена и судьбы, о которых раньше не знал и даже не слышал. И теперь это интересно моим детям и внукам. Ведь каждый из нас имеет множество родственных корешков. Мы – это звено в цепи своего рода. Слава Богу, мы видим рядом с собой родителей, бабушек и дедушек, но ведь были люди и до них! Надо изучать жизнь своей семьи, надо записывать рассказы старших, надо их расспрашивать. И тогда многое открывается и узнается. И неожиданно оказывается, что твоя сегодняшняя профессия совпадает с занятием твоего прапрапрадедушки. Как это возможно? Неужели в тебе случайно проявился тот же интерес и те же способности? Способности – это вполне вероятно и называется такое явление гены. А вот случайно вряд ли! Знали бы мы больше, то не гадали бы. Собирайте, храните историю своей семьи!

Сегодня у нас долгий день – дорога. Из Нижнего поедем на автобусе целых 200 километров. Наша база находится в глубине нижегородских лесов на берегу старицы Ветлуги, притока Волги. База находится в селе Троицкое, где построены два храма – зимний и летний. Оба храма связаны с присутствием старца Федора Кузьмича. Кто-то говорит, что это исторический факт, кто-то считает это легендой и тут еще и еще раз убеждаешься – все дается по вере. Прерываю. Темнеет, да и трясет порядком. Завтра продолжу.

 

20 июня, понедельник

Встал в 4 часа утра. Все спят, даже кошки внизу на диване. Вчера, когда мы зашли в дом, то умилились – три кошки свернулись калачиками, обняли друг друга лапами и в ус не дремлют. Спят да и только.

Да, вчера выйдя с вокзала в Нижнем мы попали под дождь. Кое-то из непослушных промок. Пока дошли до автобуса, пока загрузились, кое-кто просох. Никого не потеряли, никого не забыли. Доехали до места с одной остановкой. Там же, где и раньше – на повороте, откуда недалеко до озера Светлояр. Помните? Град Китеж, дева Феврония, Гришка Кутерьма… Эти легенды легли в основу оперы Римского-Корсакова «Легенда о граде Китеже и деве Февронии». Исторические места. Был бы я краевед, как Владимир Николаевич Алексеев, а бы такое вам порассказал! А так приходится только констатировать факты – скупо, бедно, односложно (это я прибедняюсь).

Под конец дороги начали петь. Все подряд, но любимое. Больше всех понравилось водителю:

— А у вас нежный звук (а то!)

— А вы можете спеть «Крылатые качели»?

— А то!

Спели.

— Молодцы, спасибо (а то!)

 

Дневник – дело личное, но личного времени в лагере совсем немного – это сон, посещение мест индивидуального пользования. Все остальное обобществленное, как в русских общинах или советских колхозах. Уже вечер понедельника, поэтому вспоминаю почти прожитый день.

Утро началось с зарядки. Под предводительством Анастасии Олеговны хоровая группа девочек провела разминку. Скрипа ключиц, треска сухожилий и связок, дрожи в коленных чашечках замечено не было. Пока все в строю.

После утреннего правила и завтрака была проведена утренняя спевочная сессия. Задача была поставлена простая – знакомство с музыкальным материалом. Обед вновь показал избалованность некоторых несовершеннолетних певчих. Ели все, но не все. Тихий час прошел как обычно – тишиной были объяты только художественный руководитель прославленного коллектива и папа Насти Панасенко. Остальные в объятия Морфея не попали.

Вечерняя сессия завершила первый репетиционный день. Из новостей дня отметим переименование, которое коснулось практически каждого лагерника. Некоторые выбрали имена сами, некоторые сделали это под давлением, некоторым были насильственным путем присвоены несвойственные, но показавшиеся подходящими к характерам клички типа: Петровна, тетя Настя, дядя Женя (приводим самое возмутительное и дерзкое). Следующие дни придется доживать с этими наименованиями. И еще. С сегодняшнего дня в лагере введена валюта. Если дело пойдет успешно и разовьется, то обратимся с предложением в кабмин о скорейшей конвертации. С Центробанком обещала договориться Саша Мошнина, она же Упарка.

Из подслушанного:

— Тебе нравится здесь?

— А что?

— Нет, ну нравится?

— А тебе зачем?

— Что зачем?

— Зачем спрашиваешь?

— Тебе, спрашиваю, нравится?

— А тебе?

— Что тебе?

— Да ну тебя…

— Сразу да ну…

В данную минуту происходит катание на лошадях. После инструктажа в некоторых бойцов певческого фронта вселился неподдельный страх. Падения привиделись старшим девочкам, укусы слепней средним и соприкосновение с крапивой младшим. Вообразите моральное состояние лошадей, которым приходится везти объятых ужасом всадниц! Завтра напишу о вернувшихся из лесу всадницах.

PS Наездницы вернулись в комнаты. Лошади – в стойла. До завтра. Конец связи…

Продолжение следует

Share
Размещено в новости, Хоровая студия и отмечено , , , , , , , .

Добавить комментарий