Евгений Тугаринов. Дневник хорового лагеря «Серая лошадь» 2022. 23 июня, четверг (продолжение)

Во время утренней молитвы приехали Саша В. и Ксения С. Их привезла мама Саши и Тани В. Елена Евгеньевна. Теперь мы все уже в сборе.

Утром занимались меньше по времени из-за похода. Как и в прошлые годы до реки нас сопровождал Александр. На двух уазиках нас доставили на берег, сгрузили лодки, раздали всем пенки, спажилеты. Мы разделились на экипажи – 2 опытных и один-два новичка. Пройти предстояло сначала 8 километров по Ветлуге, потом пронести лодки «волоком», затем подняться вверх по течению по узкой протоке в старицу и потом с километр по ней до стоянки. Каждый отрезок заключал в себе что-то свое. Первый этап – просто научиться грести, почувствовать себя на воде. Как только освоились, начали петь.

Ветлуга – живописная и довольно широкая река. Оказывается – съемки фильма «Волга-Волга» (режиссер Григорий Александров, в ролях Любовь Орлова, Игорь Ильинский и другие, производство концерна «Мосфильм) частично проходили на ней – высокий левый берег, поросший преимущественно соснами, низкий правый весь в серебристом тальнике, песчаные отмели, стежки-дорожки… Все это проплывало мимо нас, смело идущих на десяти лодках. Иногда впереди вспархивали серые кулички – речные птицы малого размера, а иногда над нами кружил огромный ястреб. Он делал круг за кругом над рекой, высматривая себе добычу – рыбу, плывущего зверька или змею. Все, что шевелится становится для него либо вкусным обедом, либо закуской. Ястреб – повелитель местной природы.

Поход выявил прирожденных гребцов. Такими оказались сестры П., Катя Г., Соня П. Подтверждено, что эти девочки имеют внутри неиссякаемый запас сил. Они способны с помощью кинетической энергии своих нежных девичьих мускул продвигать лодку с заметным и стабильным ускорением. Их железная воля и сомкнутые губы давали им преимущество в скорости при всех равных условиях. Если бы на Ветлуге в этот момент проходил этап Олимпийских игр, то наши девочки вошли бы в тройку призеров. Это несомненно! (надо бы предложить им подумать над выработкой дешевой электрической энергии, которая помогла бы отапливать и освещать дальние уголки страны).

После Ветлуги мы вошли в протоку – узкий канал примерно в три метра шириной, петляющий из стороны в сторону, обильно заросший кустарником, заваленный упавшими деревьями, усеянный кольями и ветвями. Это настоящая полоса препятствий, тем более нас предупредили о возможном обитании в протоке небольших крокодилов (род ветлужского аллигатора – шутка организаторов похода). Под давлением реальной опасности лодки некоторых умелых экипажей частенько утыкались в берег, приходилось останавливаться, чтобы протащить себя над склоненной ивой или осиной. Иногда команда ложилась на дно байдарки, и тогда мы чувствовали себя настоящими первопроходцами, идущими открывать неведомые земли. Нам мерещились туземные племена людоедов, несметные сокровища древних индейцев или неосвоенные газовые месторождения арктического побережья (зачем я все это воспроизвожу? Кому мерещились? Особенно людоеды и месторождения? Неужели только мне? Надо попить гомеопатию…, крокодила, кстати, никто так и не увидел, а как хотелось…)

Ну, а на стоянке нас ожидал обед – уха и запеченная картошка с приготовленными на гриле кольцами кабачков, легкая овощная нарезка и травяной чай, составленный из отборных сортов дикорастущей местной цветочной поросли. Будь я более искушен в поросли, а бы выдал вам и не такое! (надо бы посетить уроки Ирины Ивановны в Москве или хотя бы почитать учебник за 5-й класс – авторская ремарка в сторону).

Приход на базу многими был воспринят, как освобождение от пут коллективной жизни. Все мечтали уединиться в своих кельях – растянуться во всю свою юную длину, прижаться щекой к подушке, сладко зевнуть и …погрузиться в сон. Поход закончился…

Учитывая общую усталость суровые руководители хорового лагеря были вынуждены сдвигать расписание. Они с плохо скрываемой неохотой уменьшали время вечерней спевки, а также растягивали момент вкушения полдника, тем более они же сами усиленно у всех на глазах поедали приготовленные пироги. Для интересующихся отметим, что нам были поданы ватрушки со слоем начинки в полтора сантиметра, а также рыбная кулебяка из осетровых (простите, разбежался и указал не тот рыбий подвид, но чтобы не снижать градус литературной интерпретации происходящих событий, оставлю этот подвид в статусе неопознанного; хорошо сказал – ремарка автора).

А что же дальше? Да, лошадиные катания. Пошли толки, что стоило бы внести некоторые корректировки в момент рассадки и ожидания выезда в леса и луга. Внутри коллектива поползли слухи о наплыве конкурентов – приехавших на выходные на пасеку – удаленный кемпинг. Дескать, им дают преимущество. А что если дать лошадям самим определять наездника? Так будет справедливей. Вывели лошадь, та покрутила головой или понюхала воздух и кивнула: «Эта, а может та пойдет со мной». И все! Никаких задержек или колебаний! (интересное предложение, не так ли? как все-таки возбуждает фантазию полноценный сон на природе!)

Из записной книжки хормейстера

Учим репертуар. Дети не всегда попадают на соль-бемоль. Отчего бы это? Хиндемит оказался «трудным орешком».

Из блокнота начинающего хорового певца

Никак не возьму в толк, чем отличается си-дубль-бемоль от всего остального? Зачем столько сложностей? Кто это все придумал? Евгений Святославович сказал, что всему виной ученые католические монахи. Особенно Гвидо из Ареццио. Я конечно, понимаю, что он причислен к лику святых, но простота не всем дается просто. А ведь, где просто, там ангелов со ста. Умом я понимаю – си-дубль-бемоль, но сердце не принимает…  Говорят, что древние певческие знаки не содержали нот, а представляли собой попевки. Что назывались они крюками или знаменами, что в нашем русском пении система Осмогласия много заимствовала от древних болгар, что святые братья Кирилл и Мефодий на 100 лет раньше просветили болгар, дав им азбуку и тем самым снабдив аппаратом певческого осмысления окружающего мира, а те потом познакомили с этим нас. Все это я понимаю, но меня заставляют задумываться над си-дубль-бемолем…, над тем, к чему прикоснулась рука великого Гвидо, а душа просит иного… Как с этим жить?

 Вечернее правило и разговор после выяснил – все снова хотят пойти в поход за исключением тех, кто обгорел до «золотистой корочки».

Share
Размещено в новости, Хоровая студия, Хоровая студия и отмечено , , , , .

Добавить комментарий