Евгений Святославич Тугаринов. Картина маслом или Кереть 2021. Часть 7

 

13

Карелия превзошла описанный выше мой детский опыт. Правда, мы не застали землянику, да и на землю ложиться не хотелось из-за карельской сырости, но черники, голубики было столько, что только ленивый не наелся этих чудесных ягод. Сказать по правде и такие среди нас тоже были, но редко. Все-таки русский человек, даже ленивый, не всякий раз откажется от сваренного на огне компота или киселя. Он не отвернется от предложенной кружки свежих ягод, которые так и просятся окрасить губы и язык в лесные натуральные цвета. Наконец, я не припоминаю ни одного, кто бы не подошел за куском пирога с лесными ароматными ягодами.

Но сбор грибов на Керети в буквальном смысле был на порядок выше того, какой я помню с юных лет. Где бы не ступила нога туриста, стоял гриб, причем самой высокой породистости. Белые, подосиновики и подберезовики составляли наш ежедневный пищевой рацион. Согласитесь, что накормить грибным супом из боровиков 30 проголодавшихся человек или жарехой из свежайших подосиновиков и подберезовиков – дело немалое и трудоемкое. Фантазия наших поваров шла еще дальше – наше меню украшали жульены и грибные соусы. Единственное, что мы упустили – это массовая сушка и консервирование грибов. У нас не было с собой ни оборудования, ни уксуса, ни самое главное, времени. Мы должны были либо грести и преодолевать водные преграды, либо рыбачить и любоваться закатами. Заготовки в наши планы не входили. А раз так, то всем стало очевидно, что под это дело Карелия подходила, но надо было сделать выбор – либо ты приезжаешь в Карелию на заготовки, не гребешь, не рыбачишь и не насыщаешь свой организм адреналином, либо пропускаешь грибные и ягодные насаждения сквозь пальцы и слезы. Такой неутешительный вывод сделал каждый запасливый походник.

Да, как вспомнишь, так глаза начинают видеть ушедшее. Мы подошли к очередному порогу и решили, как обычно, пойти осмотреть проходы. Первой на берег ступила нога нашего штатного доктора Саши Любашенко.

– Ой, девочки! Нельзя сюда! Или наоборот, все сюда.

– Что случилось, Саша?

– Я не знаю куда наступить? Здесь под каждой травинкой подосиновик.

– Рви!

– Они разные. И молодые и постарше. Какие брать?

– Бери только молодые. Подожди, мы тоже хотим это увидеть.

– У меня только один пакет с собой.

– И меня один есть. Может хватит двух?

Лодки одна за другой приставали к берегу. Большинство походников отправлялись по тропинке вдоль берега, смотрели, где проходит основная струя, где был слив, где бочка, а где мель. Их глаза и ум были нацелены на преодоление препятствий или усиление риска при прохождении самых трудных участков. Им было не до даров природы, и то некоторые из них замечали невероятное количество рассыпанных повсюду грибов. Кто-то замечал это лишь сходя с тропинки.

– Ты гриб сбил?

– Да? Не заметил.

– Я вижу, что не заметил. Давай пособираем?

– Зачем? Доктор Саша и Святославович с Настей Денисовой все сами соберут. Сам подумай – ты принесешь грибы, тебя попросят их чистить. Тебе это надо?

– Но ведь это интересно – собирать грибы, во-первых, а во-вторых, будет жареха или суп.

– Он и так будет этот суп. Но если интересно, собирай, а я пойду посмотрю порог.

По-другому обстояло дело на стоянках. Лучшая из них в грибном отношении была на острове в Белом море. Мы стояли там две ночи. Это значило, что у любителей тихой охоты было два полных дня, чтобы обшарить окрестности стоянки. Такими любителями оказывались либо ушедшие в туалет, либо настоящие любители-профессионалы – та же доктор Саша и семейство Тугариновых. Эти уходили в лес именно за грибами и ягодами, а не просто оказывались в грибных местах вынужденно. Для наглядности, могу описать одну из таких тихих охот, в которой участвовали Евгений Святославович и Анастасия Олеговна.

 

14

В тот день с утра шел дождь. Вернее не шел, а накрапывал. А если идет дождь, то спится сладко и долго. Так, что вставать не хочется. Поэтому Евгений Святославович не особо беспокоился, что ему грибы не достанутся. Он твердо знал, что охота предстоит знатная. А потому стараясь не шуметь и не распугать дождь, Тугариновы вылезли из палатки.

Познав карельскую погоду опытным путем и не веря прогнозам Гидрометцентра, они оделись соответственно – чтобы было тепло и непромокаемо. Наслышанные от вернувшихся из лесу накануне, что там встречаются подосиновики, взяли с собой по большому пакету.

– Насть, давай решим, кто что будет собирать?

– Я чур, ягоды. Очень черники хочется набрать для каши и компотика. А еще я задумала сделать наливочку. Ты не будешь возражать против наливочки?

– Какой наливочки?

– Черничной или брусничной.

– Ладно, против наливочки не возражаю. Собирай ягоды. Только я буду собирать грибы. Давно белых не было, все подосиновики да подберезовики. Может здесь найду?

– Найдешь. Они от тебя не прячутся.

– Ладно, тогда пока ты будешь ягоды в банку складывать, я буду осматривать остров на предмет грибов. Разобью его мысленно на равные квадраты и обшарю хорошенько. Интересно, он широкий наш остров?

– Не знаю. Наверное. Только ты далеко от меня не уходи, хорошо? Сначала осмотри все рядом со мной, а потом скажи, в какую сторону пойдешь. Ладно?

– Ладно. А зачем ты пакет взяла, если будешь ягоды собирать?

– А вдруг на грибы наткнусь? Тут пакет и пригодится.

– Хорошо, разошлись. Я отсюда начну.

– А ты другим грибникам грибы оставишь, или все сам соберешь?

– Посмотрим, да и не ходит никто кроме доктора Саши.

И они начали сбор. Анастасия Олеговна зависла над кустиками черники, а Евгений Святославович стал просматривать лес и скалы, поднимаясь все выше и выше к воображаемой середине холмистого острова. Вокруг простирался редкий хвойный лес, преимущественно сосновый с вкраплениями березняка и рябины. Все это каким-то образом прижилось и выросло на скалах. Евгений Святославович поднялся на самый верх.

– Настя! Ау!

Ответа не было. «Наверное, она где-то внизу находится, и голос не долетает до нее, или я далеко ушел»?

– Настя! – крикнул он еще громче. И снова нет ответа. «Что, она действительно не слышит или увлеклась сбором и рот занят, чтобы ответить? Да нет, она боится остаться одна, надо спуститься пониже и оттуда крикнуть», – решил охотник. Оглянувшись, чтобы понять где лучше спуск, Евгений Святославович замер. Оказалось, что скала, на которой он стоял и откуда звал жену, была вся усеяна грибами, которые он попервоначалу совершенно не заметил.

– Эх, сколько их! Жаль не взял телефон в поход. Сейчас бы снял, и документ был бы отличный. А так только в сердце.

Осторожно ступая, охотник начал срезать красноголовики.

– Чистый какой! Ни одного пятнышка. Вот отец бы мой порадовался или брат Юра. Какие они грибники были – профессионалы! И меня приохотили.

Собрав грибы, Евгений Святославович начал спускаться вниз. Встав на выступ, крикнул что было мочи:

Настя!

– Ты чего кричишь так? Я здесь, – услышал он спокойный голос Анастасии Олеговны.

– А почему ты не отзывалась? Я ведь звал тебя. Ушел с такого места, там, наверняка, еще бы нашел.

– Я не слышала, да и действительно увлеклась.

– Я вижу, что увлеклась. Рот фиолетовый от ягод.

– Правда? Невозможно устоять. А еще говорят, что черника улучшает зрение.

– И пищеварение тоже. Слушай, Настя! Пошли вместе грибы искать. Ягод, наверное, уже достаточно. А грибов никогда много не бывает. К тому же я не могу от тебя далеко уйти, а хочется. Пошли вместе.

– Пошли.

И они отправились на охоту вместе. Лес почти поредел. Охотники поднялись на самую, как им казалось, высшую точку острова. Отсюда со скалы было видно простиравшееся перед ними пространство. Позади было море, а впереди был явно когда-то лес, но теперь виднелись только редкие пеньки и наполовину обгоревшие деревья-великаны.

– Жень, это выглядит как поле битвы. Страшновато.

– Да, непривычно. Наверное, тут пожар когда-то был, лес выгорел, но уже начал расти вновь. Видишь вон те молодые сосенки? Давай посчитаем годовые кольца и тогда узнаем, когда это случилось?

– А как считать будем? Дерево спилим?

– Зачем пилить дерево? Мы ветки у сосны посчитаем. Смотри, тут сразу видно, сколько дереву лет.

Они подошли к молодой сосне.

– Раз, два, три,… этой сосне десять лет. Значит пожар был десять лет назад. Понятно?

– Теперь понятно.

Ничего не боясь, Тугариновы направились вглубь острова.

– Жень мне страшно. А вдруг тут звери дикие есть?

– Конечно, есть. Это же безлюдный остров, необитаемый. Я уверен, что звери есть.

– Какие? Волки?

– Нет, волков здесь нет. Им здесь питаться нечем. Ну, съедят волки пару зайцев, а больше здесь и нет, а грибы и ягоды волки не едят.

– А кто же тут может быть?

– Олени могут быть – остров-то Олений. Или рысь! Вот, кто здесь может быть. Я это очень даже предполагаю и на всякий случай всегда наверх поглядываю, когда в лес захожу. А ты не поглядываешь?

– Я не поглядываю. А почему наверх надо поглядывать?

– А потому что рысь свою добычу сверху подкарауливает. Увидит, человека или зверька какого, замрет и как прыгнет сверху. И готово!

– Что готово?

– Обед рысий готов, вот что.

– Жень, смотри – яма. Похоже на воронку от бомбы.

– Вижу. Только это не яма и не воронка. Это зверь какой-то раскопал. Пойдем поближе, посмотрим.

– Я боюсь.

– А как мы тогда поймем что это? Надо ближе подойти.

Они осторожно подошли к краю ямы. На вершине ямы по самому краю были свежие следы размером больше собачьих, а внизу приличных размеров дыра.

– Жень, это волчья нора? Тут живет волк. Это его следы.

– Не знаю. Волки в ямах не живут. Волки логово устраивают среди валежника, в чаще леса. А тут как амфитеатр, и мы стоим на его вершине. Волки такой открытости не любят.

– А кто же это тогда? Рысь?

– Я не знаю, где рыси спят? Они по деревьям лазают, может там и спят? Хотя не удобно на дереве спать – свалиться можно.

– Тогда кто?

– Может лиса, а может барсук?

– Жень, пошли отсюда, пока этот барсук из норы не вылез. Мы явно на его территории находимся. Ему не понравится.

Они скорее миновали яму и устремились к опушке леса. Впереди замелькали красные и бордовые шляпки.

– Жень, смотри!

– Что, барсук? Рысь?

– Да нет, не барсук – грибы!

И вот тут началось. Так далеко никто из походников не доходил, а потому все, что здесь наросло, принадлежало Тугариновым. То, что происходило дальше, не подходило под определение поиск грибов. Это был настоящий сбор урожая, как будто они пришли на свою делянку, заранее засеянную грибницей и приступили к прочесыванию выделенного им участка. В лагерь Евгений Святославович и Анастасия Олеговна вернулись счастливые, да и дождь к тому времени перестал.

Но их рассказ про обнаруженную звериную нору, про следы и самое главное, про возможное присутствие на острове рыси произвел на их друзей ошеломляющее действие. Дело даже не в том, что рысь никто не видел, но никто не усомнился в правдивости предположения, высказанного Тугариновыми. Правды ради отметим, что рассказывал про рысь по большей части Евгений Святославович, а Анастасия Олеговна либо отмалчивалась, либо в этот момент уходила проверить готовившийся компотик, но как-то так повелось, что люди верили Евгению Святославовичу, даже не пытаясь спорить. Он давно в этом убедился и даже не раз проверял это, и надо сказать, иногда злоупотреблял такой человеческой доверчивостью. Но так или иначе многие потом признавались, что уходя в лес, они с опаской поглядывали вверх, не желая пойти на обед к рыси. Так что хотите верьте, хотите нет, а только Тугариновы выложили народу чистую правду, ничего не приукрасив и не утаив.

 

 Продолжение следует!

Share
Размещено в Путешествия, Хоровая студия и отмечено , , , , , .

Добавить комментарий