Евгений Святославич Тугаринов. Картина маслом или Кереть 2021. Часть 5

9

Что я все про пороги, да горбушу рассказываю. Ведь не это главное. Главным у нас было то, что литургию служили каждый Божий день. Мы и в прежние походы служили, но только в соответствии с утвержденным еще в Москве расписанием. В этот раз тоже поначалу расписание составили, что служить будем в праздники, в воскресные и особо памятные дни. Но действительность нарушила все наши предположения и настройки. Так получилось, что служили ежедневно.

Кто-то удивится – ну, ладно, на Онеге оно понятно – там до нас храмы построили, иконостасами украсили. Заходи и служи. Так ведь? Так, никто и не спорит. Но на случай полной безлюдности, удаленности и отсутствия храмов у нас был с собой храм походный. Воздвигалась палатка, ставился престол, подходили чтецы с певчими, и служба начиналась. Служил, разумеется о. Александр, прислуживал дядя Коля, регентовал Денис Николаевич, а пели все, кто долго спать не любил, да причащаться готовился. Остальные подтягивались в процессе службы.

И вот представьте высокий скалистый берег, сосны, наша зеленая палатка-церковь, а спереди бескрайние таежные дали, небо и… тишина, наполняемая звуком кадила, пением хора, дьяконскими и священническими возгласами. Закрой глаза, убери скалы и сосны – ты в раю! Где ты еще услышишь такую службу, когда и дождик моросит, и ветер дует? А в момент «Святая святым» луч солнца сквозь тучи проглядывает, дескать, я с вами заодно. Вы только не отставайте, чтоб нам вместе хвалу воздавать. Вот, где Небо с Землею сочетаются! Вот, где духовный мир людям приоткрывается! Одним словом, красота! Жалко было, конечно, тех, кто в матрасах спальных в этот момент ворочался. Поворочаешься тут, когда скорее подниматься надо и на службу бежать. Но бегут уже, поеживаясь от утреннего холодка, – видать не проснулись еще. Хорошо!

Конечно, хорошо. Все участники свое дело знают. О. Александр и за священника, и за дьякона управляется. Денис Николаевич тоны раздает, да ручкой поводит, чтобы следили за напевом. А сам то первым голосом, то вторым, то третьим заливается. На всякий случай и басом может подтянуть, заслушаешься! А певчие, знай себе, аккордами обиходными службу расцвечивают. И все наизусть: и Трисвятое, и Херувимскую, и даже Достойно есть. И дядя Коля не отстает – он и кадило разожжет, и Апостола прочтет, запивку приготовит и хору на высоких тонах подсобит. Опять красота! Кругом одна красота выходит!

А звучание растет, хор воодушевляется и концерты распевать начинает. Даром, что глушь вокруг. Погрустить, конечно, можно, что не все человечество с нами в поход в этот раз пошло, но главное, что мы с Небом заодно. А с Небом не пропадешь!

 

10

Да, охота все вспомнить, даже памятку для себя сделал. Все, что случилось  с нами перечислил, чтобы память не напрягать. Дай-ка взгляну, что дальше-то.

Да, хотел про море начать сказывать, но погожу маленько, хотя не терпится. Море-то Белое! Скажу пару слов про рыбалку на Керети. Перед самым походом встретились Евгений Святославович с Николаем Михайловичем, с дядей Колей, стало быть. Встретились в Димитриевском храме, но разговор у них сразу о рыбалке завязался.

– Николай Михайлович, я тут прочитал, что на Керети рыбалка запрещена. Что делать будем?

– Я тоже читал, но делать будем, что всегда делали – рыбу ловить.

– А ежели поймают?

– Не поймают. Мы аккуратно. Увидим, что рыбнадзор идет, мы спиннинги и попрячем.

– Рыбнадзор – не дети. Они наши уловки знают.

– А что, не ловить что ли?

– Нет, без ловли нельзя. Я на это дело сильно уповаю.

– И правильно делаете, что уповаете, Евгений Святославович. Это горбушу ловить нельзя – она нерестится. А мы и не будем горбушу ловить. Мы щучку ловить станем. А за щуку спроса нет.

– Ты меня успокоил, Николай Михайлович.

– Не беспокойтесь, Евгений Святославович. Все будет хорошо.

И вправду хорошо было. Кереть – река рыбная. Тут и щука, и окунь, и язь попадается. Нам попадался, особенно Степе и младшим детям – и это дело обычное, рыбацкое. Но вот большая щука или язь – это редко случалось в наших походах и раньше. Ну, поймаем с десяток, народ побалуем копчушкой или жарехой и баста. А тут на Керети кидаем – не берет. Блесны на воблеры меняем – тот же результат. Никому удачи поначалу не было. Везло почему-то только Петровичу. Он и по количеству, и по качеству всех превзошел, как потом оказалось.

– Закинул я блесну – взяла. Тащу – не пойму какая. А ближе стал подводить, она и учуяла, что тут ей хана приходит. Сопротивлялась – будь здоров! Еле вытащил. У меня подсадчика нет. Повозился я с ней. Она под лодку хотела уйти и там оборвать леску об киль, но я не дал.

Это все Петрович нам опосля рассказывал. Ему, конечно, верили на слово, но стать очевидцем такой борьбу многим хотелось. И вот однажды,  ближе к вечеру решила группа мужчин-рыбаков порыбачить на катамаране. Мы тогда еще на Песчаном озере стояли и жалели, что лучшая стоянка коммерческими туристами занята. Но мы тоже ничего себе стояночку отхватили. Вот. Отвлекся я. Собрались, стало быть, мужики походные – самые отважные и умелые, и каждый про себя мечтал, что ему сегодня повезет. Даже Денис Николаевич выйти в «море» решился – так ему первый в жизни заброс сделать хотелось. Вот. Собрались, значит, все. Спиннинги свои проверили, блесны заготовили и на катамаран погрузились.

А Песчаное озеро – чисто сказка: гладь широкая, ни ветерка, с одной стороны скалы, с другой песчаный берег, с третьей кустики с травкой, а  четвертая сторона в дымке тает. И вот отчалил катамаран от берега, капитан мотор завел и давай нас по озеру катать. Одному щука мерещится у дальнего берега, и он туда велит править. Другому охота с глубины щуку взять, и он дальше середины не соглашается кататься. Третий придумал у травки счастья попытать, и ему туда срочно надобно. Словом, каждый в свою сторону тянет, своих привычек и понятий держится. Покатались мы так с часик, надоело всем.

– Мужики, так дело не пойдет. Мы как лебедь, рак и щука – все хотим разного. Но если рыбу собрались половить, то надо разойтись поодиночке. Я таким табором ловить не могу. Давайте заканчивать эту цыганщину и к лагерю курс держать.

– Я тоже не в восторге. И гогот на катамаране стоит такой, что вся рыба от нас мигом уходит.

– Гогот щуке не мешает. Она – хищник. Ей главное перед носом воблер провести.

– Да, да. Перед носом. А где этот нос в данный момент находится?

– Известно где – в кустиках и травке.

– Не обязательно. И на чистой воде взять может. Надо только блесну правильную подобрать.

– Скоро стемнеет. Подбирать уже некогда.

– Тогда напоследок кинем по разу и шабаш.

Это Петрович так подытожил. И закинул.

– Что-то есть, – улыбнулся Петрович. Все напряглись, пытаясь определить размер добычи.

– Крупная?

– Пока не пойму.

– Подматывай, подматывай, не торопись.

– Дай ей получше зацепиться.

– Зацепится, никуда не денется. У меня блесны ашановские.

– Ну, и везунчик ты, Петрович. С таким убогим снаряжением, а ловишь. Тут ищешь, выбираешь, платишь деньги и не везет. А ты за копейки – и на тебе.

– А я что? Если вытащим, то это докажет всем, что не в снасти дело. А что тут важна коллективная работа. Мы тут все заодно. Мы тут все на катамаране везунчики.

Спиннинг Петровича выгибался все сильнее. На той стороне трепыхалось что-то серьезное. Метров за десять от плота в воде блеснуло белое брюхо.

– Глядите, братцы, какая рыбина! Петрович – ты герой!

– Подождите, еще вытащить надо. Может уйти.

– Теперь не уйдет. Это будет свинство с ее стороны. Тут такие джентльмены собрались. В кой-то веки вместе порыбачить вышли – вся артель. На катамаране. Женщин и детей на берегу оставили. Все счастливы. Весело закидываем, песни поем, истории разные рассказываем. Можно сказать, всей стаей охотимся, а она уйдет. Ни за что!

Спиннинг Петровича сгибался все круче.

– Петрович, выдержит твой спиннинг ашановский?

– Должен.

– В Ашане хорошего товара нет. Барахло продают. Надо в специальном магазине спиннинги брать. Там нормальные.

– Почему барахло? Сейчас посмотрим.

Возбужденный Петрович подтянул рыбину к самому борту катамарана. Все не занятые, но вовлеченные в борьбу мужчины смотрели в одну точку, где сейчас должна была показаться голова рыбы. Ближайшим к точке оказался дядя Коля. Ну, а дальнейшее было делом техники. Дядя Коля схватил рыбину под жабры, приподнял ее из воды и бросил на середину плота.

– Ура!!! – понеслось над озером.

– Поймали!

– Гигант!

– Монстр!

Все смотрели на выловленную из озера щуку и не могли поверить, что им все-таки повезло.

– А в ней килограмма четыре будет.

– Или все пять.

– Да, господа. Я умываю руки. В этом походе Петровичу сказочно везет.

 

11

На Керети рыбачили все. Даже дети и особенно Коля. Он старался больше других, и ему не могло не повезти. Коля Лаврухин – рыбак настоящий. Он не только с берега всякими самодельными удочками пробовал достать рыбу со дна, но и постоянно охотился за чужими спиннингами. Завидит, что хозяин спиннинга отвернулся – дежурит, например, или в лес за грибами ушел, или вообще спит. Коля тут как тут.

– Евгений Святославович, у вас есть спиннинг?

– Конечно, Коля, есть.

– Дать можете?

– Не могу, Коля. У меня спиннинг дорогой, хорошей фирмы. Мне в магазине сказали, что я могу давать его только самым опытным рыбакам, которые его не сломают.

– Я опытный.

– Нет, Коль, прости, не могу. Я обещал магазину.

– Я не сломаю.

– Коль, я даже Феде – твоему брату – не даю.

– А Петрович дает.

– Сравнил. У Петровича спиннинг из Ашана, а это, как говорят в Одессе – две большие разницы.

– Я не сломаю, а в Одессе не был.

– Коль, отстань. Не дам. Петрович спиннинг по акции купил: спиннинг, катушка и несколько блесен впридачу и все на 1000 рублей. А у меня, если все сложить – учительской зарплаты не хватит.

– А на что же вы купили? Вы же учитель.

– На сэкономленные. Да что ты меня отчитываться заставляешь? Сказал – не дам спиннинг.

– А катушку дадите?

– Так у тебя и катушки нет?

– Была. Сломалась. Катушку дадите?

– У меня только одна катушка. Запасной нет.

– А спиннинг запасной есть?

– И запасного спиннинга нет. Отстань.

– А запасные детали к катушке есть?

– Нет. Может у дяди Коли есть? Спроси у него.

– Я спрашивал. У него нет. А так бы из запасных деталей я бы новую катушку собрал. Верите?

– Верю. Уйди, говорю.

Это, что касалось рыбацкой снасти. Но Колю нельзя было остановить и в выборе лодки, на которой ему в данный момент требовалось ехать рыбачить. Коля не смотрел, что лодка приготовлена к мелкому ремонту и просто находится рядом с водой, дожидаясь прихода Святославича с помощниками. Никого не спрашивая, Коля подтаскивал лодку к воде, брал первое попавшееся под руку весло и уплывал в туманную даль. И вот в один день, вернее вечер, окрестности Песчаного озера огласил вопль:

– А!!!… Поймал!!!… Помогите!!!…

В лагере переполошились, услышав детский крик. Кричал ребенок – это поняли все. Но кто и откуда кричит – поди пойми с одного раза? Да и слова не все сумели сразу разобрать. Большинству находившихся в лагере женщин и детей вопль напомнил крик испуганного переселенца из старушки-Европы на Западное побережье Американских Соединенных Штатов, который вырвался из его глотки при приближении к форту воинственных индейцев. Все ведь любили смотреть фильмы про ковбоев. Никто поначалу не понял, что на самом деле случилось чудо – младший рыбак Коля Лаврухин поймал щуку. Прошло несколько томительных секунд и над озером понеслись крики еще более настойчивые, на манер торжественных здравиц, которыми в былые годы встречали делегатов очередного съезда КПСС.

Как оказалось, Коля находился в лодке не один, а с другим заядлым рыбаком по имени Маша Толкачева. В этот раз повезло ему, а не ей. Но Маша была готова до конца исполнить свой товарищеский долг. Она бросила рыбачить и налегла на весла. Об этом ее попросил и Петрович, который только еще готовился отправиться на рыбалку. Находясь на берегу, Петрович орал что было мочи:

– Коля, тащи ее.

– Не могу – боюсь.

– Тогда плыви к берегу.

– Я спиннинг держу. Грести не могу.

– Пусть Маша гребет.

– Она рыбачить хочет.

– Тогда делайте, что хотите. Я вам все способы помощи предложил.

– Петрович, уйдет щука!

– Не уйдет, плывите скорее сюда.

– Петрович, я ее боюсь.

– Чего же ты ловишь тогда?

Маша из всех сил гребла к берегу, а Коля держал в руках спиннинг с подцепленной щукой. Наконец, они все подплыли к берегу.

– Давай, подводи щуку к лодке. Где она? Ты ее не потерял по дороге?

– Нет, сидит. Подматывать?

– Подматывай.

– Только я ее вытаскивать сам не буду. Ты вытащишь, хорошо?

– Хорошо, хорошо. Где щука? Небось, щуренок какой-нибудь попался. Шуму наделал, всех переполошил. Сейчас посмотрим на него и выпустим.

– Никакой не щуренок. Знаешь, как сопротивляется?

В это самое  время к берегу подошли остальные взрослые рыболовы. Им тоже было интересно взглянуть, какую рыбину поймал Коля. Между рыбаками завязался разговор:

– Ты смотри – у Николая взяла! Тут ходишь-ходишь – и ничего. А ему целая щука.

– Я два дня ничего выловить не могу, а этому юнцу целая щука попалась.

– Ловить надо уметь, господа!

Дети были счастливы. Коля – тем, что поймал. Маша – тем, что доставила добычу и Колю к берегу.

– Что, не упустил щуку? – спросил мальца взрослый дядя.

– Нет, сидит, – ответил ребенок.

– Точно? Может это была учебная тревога? – подначивал ребенка взрослый.

– Какая учебная? Самая настоящая! – не обращал внимания ребенок.

За время диалога Коля профессионально подматывал остаток лески. Теперь щуку можно было брать голыми руками.

– Петрович, ты как только ее вытащишь, дашь мне ее подержать?

– Разумеется.

– Только с крючка ты тоже ее снимешь, ладно?

– Ладно.

И тогда в разговор вступила молчавшая до сих пор Маша:

– Только чур, как снимут щуку, поедем обратно к той травке. Коль, слышишь? Я тоже хочу поймать, – решительно расставила точки над «i» Маша. – Теперь твоя очередь грести.

Продолжение сдедует!

Share
Размещено в Путешествия, Хоровая студия.

Добавить комментарий