Евгений Святославич Тугаринов. Картина маслом или Кереть 2021. Часть 2

2

 

…Ну, вот теперь можно и дальше пойти и обрисовать персонажей, которые не одному мне попадались на глаза. Были среди нас такие – любители  китайско-корейской кухни быстрого приготовления. Этих тинэйджеров оказалось несколько. Представьте себе вполне рядовую ситуацию – вечереет, позади долгий переход с шиверами и порогами. Группа в полном составе высадилась на берег.

Несмотря на усталость все сразу занялись установкой палаток, а некоторые даже встали в цепочку для разгрузки катамарана. Работа закипела. Дом – это главное! С другой стороны, разгрузить катамаран – это общественное дело.

Проходят считанные минуты, и глаз веселит вид лагеря, разноцветного полотняного города, как поется в песне. Молодцы! Даже куча общественного имущества на всякий случай покрыта зеленым брезентом. Тоже молодцы! А что дальше? Чем должен заняться рядовой походник после установки палатки? Если вспомнить слова Юрсаныча – то разгрузкой катамарана, но это уже сделано. Если прислушаться к Петровичу – поиском и заготовкой дров. И это происходит. Ушли в лесную глушь парни, откуда слышен звук падающего сушняка. Но если не ходить вокруг да около, а сказать прямо и без утайки, то дело каждого участника похода – это всесторонняя помощь дежурным: тут и дрова, и чистка картофеля или грибов, и поход на склад за солью или лавровым листом. Словом, занятие общественно-полезным делом. Ведь вместе веселее!

Но, как оказалось, не все придерживаются такой коллективной позиции.

Встречаются отдельные личности, которые мыслят по-иному. Голос их совести может говорить и такое:

 

Я сегодня не дежурный, тра-ля-ля

посижу пока в палатке, тра-ля-ля

смс домой чиркну я,

и покуда отдохну я,

как арбуз соленый в кадке, тра-ля-ля

         

Закипят котлы большие, тра-ля-ля

          пусть работают другие, тра-ля-ля

Зря я что ли в магазине,

тратил деньги на сухие,

на сухие дошираки,

это ведь совсем не враки,

что так хочется поесть.

Где бы мне тайком присесть? тра-ля-ля

 

Незаметно из палатки,

выбираются ребятки,

и к костру идут поближе,

пригибаясь ниже, ниже.

А в руках любимый дошик.

Наготове даже ножик.

Не тушуясь, не робея,

обмануть хотят злодея.

Наливают кипяточку,

и скрываются в лесочке.

Чтобы тайно, осторожно,

там отведать доширака.

А ведь тут могла быть драка,

получить по шее можно, тра-ля-ля

 

Там среди дежурных есть, тра-ля-ля

и года его не счесть, тра-ля-ля

Он и смотрит, и следит,

злые речи говорит,

и не знает он пощады,

не дает он нам награды.

Мы ему совсем не рады,

нету в нем для нас отрады.

Хорошо, что занят он,

как московский почтальон,

хоть поесть успеем мы, тра-ля-ля

до прихода темноты, тра-ля-ля

А вокруг кипит работа, тра-ля-ля,

Хочет ужинать пехота, тра-ля-ля

Наливают и мешают,

и на ужин созывают.

Все несут к кострищу миски,

раздают по две сосиски,

и лучок, и чесночок,

и баранки челночок.

Кто-то хочет кофейку, тра-ля-ля

Кто компоту, кто чайку, тра-ля-ля

Вместе весело бродить,

и пороги проходить.

Эх, как здорово в походе,

все отведать на природе!

И пошла молва в народе,

во саду ли в огороде,

тра-ля-ля, тра-ля-ля, тра-ля-ля!

 

Вот ведь как может быть. А если не верите, то записывайтесь в наш следующий поход в Карелию. Сами все увидите и поймете.

 

3

Но раз уж мы про дежурных заговорили, то надо отметить не только тех, кто отлынивал и избегал. Как раз о таких можно было бы сказать и поменьше, но так уж получилось, сорвалось. А более всего надо было бы сказать совсем о других. О тех, кто в продолжении похода проявил себя во всей полноте человеческого и туристического участия в жизни других. А поскольку ели и пили все без исключения, то кухонное служение этих героев стало настоящим примером отношения к ближнему. Именно они добровольно взяли на себя роль домохозяек в самом широком и любимом всеми качестве: тут и распределение дежурств, и знание того, что и в каком количестве есть на складе, и участие в приготовление пищи вне всякого разумного, в смысле личного времени, расписания. Среди нас оказались такие добровольцы, которые хотели сделать как лучше, а получилось как всегда. Наивно, по-детски думая, что при всей своей опытности и наличии женского чутья им удастся остаться в роли консультантов, они жестоко просчитались. В результате эти хрупкие на вид женщины практически ежедневно находились либо в районе кухни, либо на складе. Их спрашивали, к ним обращались, как будто эти трое участвовали в походе не на общих основаниях, а в качестве наемных специалистов. Многим незрелым походникам такая ситуация сразу понравилась, некоторые даже полагали, что эти трое были взяты на работу поварами или заведующими провизией. В общем, все мыслилось и мечталось совсем не так.

Ну, да ладно. Поведем речь о них, о наших бриллиантах и жемчугах и позволим себе продолжить говорить рифмическими конструкциями, потому что именно они позволяют как порицать отдельные недостатки, так и воздавать хвалу подвигу. А начнем с захлестом, т.е. с отдельных недостатков.

 

Может быть тогда не зря

мы пробрали вас, друзья!

 

А теперь же без намека,

без единого упрека,

мы помянем словом нежным

кротких дев, что в белоснежном

платье, сидя у костра,

отгоняют комара.

Наших Настенек и Сашу,

что варили утром кашу,

что пекли в походе плюшки –

разрумяные ватрушки.

А у каждой завитушки – 

даже видно с раскладушки.

 

Наливай чаек, братушки!

 

Съешь одну, почешешь в брюшке,

носик станет как у хрюшки.

Не ватрушки, а игрушки.

 

Ну, пали скорей из пушки!

Разбирайте, дети, плюшки!

Все похожи на пампушки,

на макушке торчат ушки.

 

Мы готовим щучьи тушки,

из карельской из речушки.

И хлопочут, как несушки!

Настеньки и Саша – душки!

 

Саша, Настеньки глядят, все любуются.

Всем и каждому служить они стараются.

Говорят в который раз:

«Завтра сделаем мы квас,

и наварим вам компоту

мы в ближайшую субботу,

чтоб порадовать пехоту.

Проявить хотим заботу

мы о вас – это раз!

И истратить весь запас,

приготовленный для нас

тот, что ищем каждый раз

мы на складе целый час.

Это два, – они сказали

и в затылке почесали.

Где мука? А где песок?

Где же маслица кусок?

Не-воз-мож-но!

Так нельзя уходить в поход, друзья!

Тот, кто дома остается,

как во всем он разберется?

В магазин он не ходил? Не ходил.

Там часы не проводил? Проводил.

Не рыдал, как крокодил

на плече у заводил.

 

Мы тому дадим компот,

кто пойдет служить в Морфлот!

Кто препятствий не боится,

кто готов всегда смириться

и совет легко принять.

Мы тому поставим «пять»!

 

Эх, придет такое время –

подрастет младое племя,

все возьмет себе на плечи,

поведет такие речи:

«Все закупки на себя мы берем,

в супермаркет за углом мы идем.

Все закупим, запасем,

упакуем, растрясем,

все подпишем, разберем по денечкам,

чтоб на травке у реки сесть в тенечке

и спокойно отдыхать,

потому что важно знать,

что и где, и как лежит сохраняется.

Так и радость на душе прибавляется».

Славно можем мы мечтать,

идеалы представлять.

 

Вот, как получилось. И хотя вы все их прекрасно знаете, я все же их назову – это наши милые Настя Денисова, Настя Тугаринова и Саша Любашенко.

 

Честь и слава поварам!

Честь и слава докторам!

Кто покормит, напоит,

кто помажет, где болит.

Мы за то вас полюбили,

что в походе нас кормили.

И за то, что нас лечили

и микстурами поили,

и давали порошок

и Жень-Шеня корешок.

Ожидаем мы весь год,

Беломорский наш поход!

Продолжение следует!

 

 

Share
Размещено в Путешествия, Хоровая студия.

Добавить комментарий