Круглый стол “Инклюзия в школе: барьеры, мотиваторы, ошибки”.

2 ноября портал Милосердие.ru на площадке “Благосфера” провел круглый стол на тему “Инклюзия в школе: барьеры, мотиваторы, ошибки”, в котором принимал участие директор Свято-Димитриевской гимназии иерей Александр Лаврухин.

По закону инклюзивное образование в России должно быть доступным и любая школа обязана взять на обучение особого ребенка. Что происходит в действительности? Как ребенку с особенностями получить доступ к образованию? Как особые и обычные дети могут учиться вместе? С какими проблемами сталкиваются родители особых детей и школы, осуществляющие инклюзивное образование? Как возможно мотивировать школы обучать детей с ОВЗ? Что является целью инклюзии для особых и обычных детей?

На эти и другие вопросы отвечали эксперты НКО, директора школ, осуществляющих инклюзивное обучение и родители особых детей.

В дискуссии приняли участие:

Екатерина Мень, Президент Центра проблем аутизма, член Экспертного совета по организации образования лиц с РАС.

Вероника Назарова, мама особого ребенка, ученика школы 2123 им Эрнандеса, Москва

Юлия Губаревич, мама ребенка с РАС, которая пытается добиться инклюзии по месту жительства в Подмосковье

Артур Васильевич Луцишин, директор московской школы №1465 имени адмирала Н.Г.Кузнецова, работающей по инклюзивной технологии “ресурсный класс”.

Елена Багарадникова, руководитель РОО помощи детям с РАС “Контакт”

Священник Александр Лаврухин, директор Свято-Димитриевской школы, в которой в этом году открыли инклюзивный класс.

Модератор: главный редактор портала “Милосердие.ru” Юлия Данилова.

Несмотря на то, что родители особых детей вправе рассчитывать на то, что их дети могут обучаться в любой школе, в реальности они сталкиваются с тем, что многие школы не готовы к этому.

Для обучения ребенка с ОВЗ необходимы особые образовательные условия: наличие сопровождения (тьютора), квалифицированные специалисты, ресурсные педагоги, общая методическая база, позволяющая адаптировать программы, отдельный подход к преподаванию ряда предметов, а также специально оборудованные помещения. Список этот может расти в зависимости от конкретных потребностей особого ребенка.

В реальности родители сталкиваются с тем, что в некоторых школах им сразу отказывают в обучении, в других не способны полностью организовать образовательный процесс: школы не готовы предоставить тьюторов, не хватает квалифицированных педагогов, не везде происходит качественная адаптация учебных программ под индивидуальные потребности учеников, нет широкого распространения прикладной поведенческой терапии (ABA), использование которой дает положительные результаты в процессе образования и адаптации особого ребенка. В некоторых случаях родители вынуждены оплачивать отдельные услуги самостоятельно. Также перед родителями встает необходимость постоянно отслеживать качество образования, обращаясь к специалистам и консультироваться с НКО и юристами.

Фактически в осуществлении инклюзивного образования многое зависит от директоров школ, от их готовности откликнуться на родительский запрос, от желания искать возможности для обучения особых детей.

Присутствующие на круглом столе директора школ  А. В. Луцишин и иерей Александр Лаврухин считают, что при искреннем, заинтересованном взаимодействии всех участников образовательного процесса, инклюзия может быть значимым педагогическим проектом как для особых, так и для нормотипичных детей.

Однако со своей стороны они рассказали также и о проблемах, с которыми сталкивается школа при обучении детей с особыми потребностями. Прежде всего, это — сложность найти квалифицированных педагогов и определить уровень их компетентности, трудно сформировать группу с детьми с ОВЗ, поскольку все дети разные, невозможность заранее предугадать поведение ребенка и оценить его возможности обучения в школе.

Среди факторов, которые могут влиять на мотивацию школы, участники дискуссии отметили следующие: с  одной стороны, действующее законодательство, предписывающее доступность обязательного инклюзивного образования, с другой — запрос, идущий от родителей.

В разных регионах России применяется различный подход к финансированию ресурсных классов, тьюторов и других  компонентов учебного процесса инклюзивного образования, однако финансово мотивировать школу пока не удается, поскольку, как правило это не подушевое  финансирование и выделенных средств на всех учеников не хватает.

Основная мотивация, которая может побудить школу к грамотной реализации инклюзивного обучения носит скорее ценностный характер и выражается в понимании важности совместного обучения особых и нормотипичных детей. В классах, где учатся дети с ОВЗ, меняется атмосфера, повышается уровень терпимости и появляется осознанное внимание в людям с особыми потребностями.

Несмотря на все  трудности, с которыми сталкиваются родители и школы, инклюзивное образование постепенно развивается. В настоящий момент по системе “ресурсный класс” в Москве работает около 70 школ.

Share
Размещено в новости и отмечено .

Добавить комментарий